Наедине с Богом


Ольга Лосская


№2 2015


319067Он решает умереть. Ему более не по душе эта жизнь, в которой приходится прибегать к хитростям и в которой, следуя своим желаниям, бегают от одного удовольствия к другому, при этом накапливая без конца ненужные вещи. Он не хочет более быть свидетелем тех трагедий, которые потрясают без конца его и его братьев, он хочет избежать личных и планетарных драм, которые вынуждают жить в постоянной тревоге от предчувствия будущей катастрофы, он наполнен желанием жить в безопасности и ничем не рисковать.

Он отказывается от такого существования. Потому что он предчувствует, что его призвание в другом, и что его сердце трепещет в груди по другому поводу, что его мысли давят на его сознание. Он знает, что есть что-то другое, спрятанное где-то, в ином случае, все потеряло бы смысл.

Он толкает дверь монастыря. Здесь он может сбросить с себя шелуху, оставить тлеть все то, что ему более не присуще. Следуя ритму молитв, повторяемых бесконечно и днем и ночью, скорбный крик к совершенно Иному, по которому он тоскует, на протяжении смиренных послушаний, предназначенных для того, чтобы сосредоточить свое внимание и удовлетворить насущные потребности, он собирается радикальным образом ограничивать себя во всем. Он отказывается от того, что могло бы сделать ему блестящую карьеру или создать цветущую семью. Он умерщвляет в себе то, что не является желанием быть с Господом.

Таким образом, он возродится. В новом свете. Это проявится в том, что он будет внимателен ко всем, и каждый встреченный человек станет для него избранным. В том, что он будет наполнен лучезарным душевным спокойствием, одно присутствие которого наполняет сердца любовью. В радости, которая наполняет веселостью его глаза. В предыдущие эпохи его звали святой Антоний Великий или Франциск Асизский. Из более современных- святая Тереза из Лизье или преподобный Серафим Саровский. И именно в этот момент, смиренный монах, спрятанный от мира и непознавший шумиху средств массовой информации или социальных сетей, позволяет взойти в многочисленных местах животворному семени своего отречения от мира.

Мало кто из нас предназначен для такого особого призвания: Вездесущий Господь, находится как за монастрыской оградой, так и в центре современного общества. Монаха называют «земным ангелом» по византийской традиции, при всем том, что он может стать человеком, освящающим узкий путь, ведущий к Вечной Жизни. Мы должны суметь увидеть в его пути модель поведения, которая бы вдохновила наше собственное развитие. Он напоминает нам: выбор следовать за Христом всегда радикален какой бы не была окружающая среда- за стенами сельского монастыря или под давлением шумной улицы.

Нам всегда приходится испытать момент одиночества и внутренней тишины, когда возникает вопрос о смысле жизни. Ответ мог бы быть таким: пришло время, важный период стать на истинный путь, тот единственный путь, который позволил бы нам не поддаваться череде ненасытных желаний. «Вот, Я сегодня предложил тебе жизнь и добро, смерть и зло». (Второзаконие 30, 15).

Не нужно дожидаться смерти, чтобы произошло это новое рождение, оно начинается в тот момент, когда мы на это решились. Это касается нашего образа действий, который является индивидуальным для каждого, оставить место в нашей повседневной деятельности для того, чтобы посвятить время самому главному, при этом оставаясь в миру, который нас окружает.
Нужно отдать все в руки Господни со словами « Да будет воля Твоя!» и суметь распознавать в повседневной жизни знаки этого желания к созиданию, в виду того, чтобы соработничать в полной мере в делах Господних. И таким образом, дорога покажется нам легкой, потому что Тот, навстречу Которому мы идем, быстро двигаясь навстречу с нами, будет сопровождать нас на нашем пути.

Перевод с французского Ольги Цвиркун.
Коррекция перевода Вероники Лосской.

Рис. Ирины Тарасовой: Спасо-Преображенский Соловецкий монастырь. (arts.in.ua)

Читателей — (37)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *