Патриархи Московские и Всея Руси

Глава вступительная

Более 400 лет прошло со времени избрания первого патриарха в России. Однако нынешний патриарх – лишь шестнадцатый. Более 200 лет Церковь наша патриарха не имела. А не лишне напомнить, что Церковь, потерявшая главу, именуется вдовствующей и жизнь таковой Церкви приравнивается к скорбной жизни одинокой вдовы. Не случайно была икона Союз Христа и Церкви, где Церковь изображалась в образе невесты, супруги. Горькой вдовой наша Русская Церковь оставалась на протяжении всего Синодального периода: ни много ни мало – а 200 с лишним лет.

Слово «патриарх» — греческое, означает «начальник отцов». Вообще первым своим патриархом Православная церковь считает ветхозаветного Авраама – как духовного «отца всех верующих». История патриаршего клобука и митры такова… Митра раньше именовалась венцом или диадемой и повторяла по форме корону византийских императоров. Император Василий Багрянородный (976 -1025) сам возложил диадему на патриарха Александрийского Феофила, повелев впредь так украшаться. В 1547 году в России митрополит Макарий венчал Иоанна Грозного на царство. Чин венчания на царство как бы возводил русского царя в ранг потомков, наследников Византии. Но если есть царь, то должен быть и патриарх, поскольку византийская власть – двоеначальная. Этой традиции Русь придерживалась уже давно. Великие князья – те же государи. А рядом с князем всегда правил митрополит. Однако теперь России необходима была патриаршая кафедра.

РУССКИЕ ПАТРИАРХИ.

1589-1605 – Иов.

1606-1612 — Гермоген.

1619-1633 — Филарет.

1634-1641 — Иосаф 1.

1642-1652 — Иосиф.

1652-1666 — Никон.

1667-1672 — Иосаф 2.

1672-1673 — Питирим.

1674-1690 — Иоаким.

1790 -1700 — Адриан.

1918-1925 — Тихон.

1943-1945 — Сергий.

1945-1970 — Алексий

1 1971-1989 — Пимен.

1990-2008 — Алексий 2.

2008 — Кирилл.

Первый Патриарх Московский и всея Руси

Патриарх Иов

Патриарх Иов

В миру – Иоанн. Родился в городе Старица. Обучен грамоте настоятелем Успенского Старицкого монастыря архимандритом Германом. Современники писали об Иове, что он с юности воспитывал в себе нестяжательство и бескорыстие, учился сердечной молитве, учился очень строгому посту. Иова все почитали, как личность исключительную, как человека, имевшего высочайшее образование. За глубокое благочестие и праведность народ России Иова очень любил. Иов строго соблюдал церковный Устав, ежедневно служил Литургию, читал наизусть Четвероевангелие, Псалтирь и Апостол. «Во дни его не обретеся человек, подобен ему, ни образом, ни нравом, ни чином, ни похождением, ни вопросом, ни ответом». Считал главным делом жизни своей – укрепление Духа Святаго на Руси.

26 января 1589 года Константинопольский патриарх Иеремия в Успенском соборе Московского Кремля поставил Иова первым русским патриархом. Иов стал родным отцом для своей русской Церкви. При Иове в Московской патриархии образовалось 4 митрополии – Новгородская, Казанская, Ростовская, Крутицкая; открыты новые епархии, основано более 10 новых монастырей, в их числе и Донской. С 1592 года по 1600 год в Москве при его попечении было построено 12 храмов, в их числе и церковь Иоанна Лествичника с колокольней. При нём было прославлено много святых, в их числе и любимый на Руси Василий Блаженный. Иов строго следил за благочестием вверенной ему Русской церкви. Он переживал о дисциплине среди клириков, об их нравственном облике и честности. Много положил сил для духовного развития простого народа. Именно патриарх Иов поставил на широкую основу книгопечатание. При нём впервые были изданы Триоди Постная и Цветная, Октоих, Минея общая, Чиновник архиерейского служения, Служебник. Для печати патриарх сам отбирал лучшие списки, сам правил ошибки. В Никоновскую летопись вошла его «Повесть о честнем житии царя Фёдора Иоанновича», где описываются важнейшие деяния царя Фёдора: учреждение патриаршества, покорение Сибири, шведские войны, войны с крымскими татарами.

Ни одного царского подарка патриарх себе не взял – всё отдавал в родную Русскую Церковь. Зато народ, благодаря деятельности Иова, имел от церкви заработки. Патриарху были нужны рабочие руки, нужны были люди талантливые и умные, яркие самобытные личности — мастера книгопечатного дела, зодчие, мастера ювелирных дел, умельцы художественных промыслов и ремёсел… Все они находили себе работу и достойную оплату. Это способствовало подъёму общей культуры населения. Людям было к чему стремиться: хочешь иметь заработок – учись чему-нибудь, обучайся ремеслу.

После смерти Фёдора Иоанновича Иов настаивал на избрании царём Бориса Годунова, ибо считал его человеком талантливым и для Руси полезным.

Всё нарушила Смута…Объявился Лжедмитрий первый – Гришка Отрепьев. Патриарх Гришку лично знал, ибо тот был некогда у него служкой. Иов сразу же обратился с письмом к польскому королю с просьбой не потворствовать греху и не поддерживать обманщика. Однако сам народ России, а самое главное: большинство служителей церкви и знать — поддержали бунтовщика и расстригу Гришку. Не последнюю роль сыграло в этом обнищание крестьян при Борисе Годунове. Патриарх Иов рассылал грамоты с призывом восстать против литовцев и поляков, объяснял народу, что царевича Димитрия давно нет в живых… Официальная версия такова: по недосмотру ребёнок играл в «ножички», меж тем — он был болен эпилепсией; во время случившегося припадка дитя нечаянно закололо себя; обвинили же Годунова. Какой бы ни была причина смерти – по большому счёту это не играло никакой роли в престолонаследии. Отрок Димитрий был ребёнком от седьмого брака. Ни по каким канонам Церкви он не мог быть государем, ибо седьмой брак считается незаконным. Отрока почитали, как святого. Но святость – качество личное. Оно может быть присуще любому человеку, а тем паче – ребёнку. Престолонаследие же должно совершаться по определённым законам. В январе 1605 года патриарх Иов предал анафеме Григория – Лжедмитрия и русских предателей, которые ушли на его сторону.

Однако Борис Годунов скоропостижно скончался в результате, скорее всего, намеренного его отравления заговорщиками. Власть перешла к детям Годунова – Ксени Борисовне и юному Фёдору Борисовичу. На последнего лучшие умы и чистые сердца России очень надеялись. Дети Годунова отличались высокими, как нравственными качествами, так и умом и образованием. Полагали, что после совершеннолетия Фёдора престол перейдёт в его единоличную власть. Но Фёдор и Ксения пробыли в царственном положении всего полтора месяца. Русь, будто потеряв разум, требовала царя «Дмитрия Ивановича». Царевич Фёдор был зверски убит. Как и его мать – дочь ненавистного русским людям Георгия Скуратова – Бельского по прозвищу Малюта. Царевна Ксения Борисовна была отдана в плен, в рабство полякам и расстриге Гришке. Поляки и самозванец оказались в Москве. Тщетно патриарх Иов призывал не присягать Лжедмитрию и наотрез сам отказался от присяги. Бунтовщики объявили, что Иов низложен.

Меж тем новый претендент на патриарший престол был уж тут как тут – грек с Крита Игнатий, пообещавший Риму присоединить Россию к унии. В Москву он прибыл ещё в 1595 году вместе с миссией Константинопольского патриархата. Да так и остался в России. Кто знает, с каких пор он вынашивал свои планы и был в сношениях с Римом. В 1605 году он выехал навстречу самозванцу, встретил его под Тулой с почестями, как царя, и привёл народ Тулы к присяге новоявленному «Дмитрию Ивановичу». Вместе со Лжедмитрием въехали в Москву: незаконный, лживый царь и незаконный, лживый «патриарх». Но Москва торжественно преподнесла Игнатию патриарший посох и крест. Бунтовщики, после приветствия поляков и двух самозванцев – Гришки и Игнатия – ворвались в Успенский собор Кремля, где патриарх Иов служил Божественную литургию. В этот момент он коленопреклоненно молился пред Владимирской иконой Богородицы. Русские чада сорвали с патриарха облачение, не дав окончить Литургию, выволокли святителя — мученика Иова и потащили с ругательствами, избивая, на Лобное место. Били и там. А потом в простой чёрной рясе отвезли в Старицкий монастырь, стребовав от братии монастыря содержать узника в тюрьме «в озлоблении скорбном». Настоятель же монастыря сочувствовал невинному мученику Иову и старался смягчить дни его заточения. Однако же после пережитого горя и побоев патриарх Иов ослеп. Слепой, он изустно молился непрестанно. Так прошли два года…

Меж тем Русью пыталась править лживая «симфония власти». 30 июня 1605 года Игнатий разослал грамоту по все русским церквям с призывом петь торжественный молебен о здравии «Димитрия Ивановича». Этого «Димитрия Ивановича» Игнатий и короновал, и венчал с Мариной Мнишек. Уже после страшных лет Смуты патриарх Филарет вменил в главную вину Игнатию, что последний – «расстриге Гришке и еретичке Маринке подаде Пречистое Тело Христово и Святую Кровь Христову пити», т.е. допустил ко Причастию Честными Дарами тех, кого по канону допустить ко Причастию было невозможно. Гришка «для порядку» послал Игнатия к Иову испросить благословения. Никакого благословения Иов многострадальный греку не дал, «ведая в нём римския веры мудрованье».

Лжедмитрий нашёл свой конец – его убили 17 мая 1606 года. На следующий же день, 18 мая 1606 года Русская Церковь лишила Игнатия и патриаршего, и епископского сана. Игнатий был заточён в Чудов монастырь под стражу. Мученика Иова освободили и просили возглавить Русскую Церковь, как и прежде. Здравие Иову уже не позволило принять на себя столь тяжкие труды. Патриарх Иов благословил казанского митрополита Гермогена принять власть Первосвятителя — стать вторым русским патриархом.

19 июля 1607 года Иов мирно скончался. От его мощей происходили во множестве исцеления, приходила помощь страждущим. Дни памяти святого патриарха Иова – 19 апреля и 2 июля нового стиля.

Что же Игнатий? В 1611 году поляки освободили Игнатия – он был очень нужен униатству. Они «восстановили» Игнатия в сане. Однако ж неуютно чувствовал себя Игнатий на Руси. Русь была уже не та. Сказка о вновь, в очередной раз, восставшем из небытия «Дмитрии Ивановиче» уже не многих на Руси утешала. Нестроения были велики. Патриарший престол успокаивал мало: поднималось ополчение. Игнатий решил по добру-по здорову бежать, усидев на Владычнем престоле всего несколько месяцев. Бежал он в Речь Посполитую. Поляки ж схватили беглеца и представили его пред очи Сигизмунда 3. Игнатий слёзно умолял разрешить ему остаться в Вильне и на Русь его не возвращать. Король сжалился. И даже дал замок.

Русская церковь Игнатия патриархом не считает.

Второй Патриарх Московский и всея Руси Гермоген (Ермоген)

Патриарх Гермоген

Патриарх Гермоген

В миру Ермолай. Родился приблизительно около 1530 года. Замучен поляками и литовцами в тюрьме. Дата кончины 17 (так же указывают 27) февраля 1612 года. Дни памяти – 2 марта и 25 мая нового стиля.

Его происхождение неизвестно. Есть данные, что Гермоген происходил из рода Шуйских. Иногда указывают род Голициных. Был белым священником. Служил в Казани.

О нём писали в летописях: «Государь великого смысла и мудра ума», «Муж зело премудростью украшенный, в книжном учении изящный и в чистоте жития известный». Именно священнику Ермолаю (патриарху Гермогену) было доверено перенести в храм с места обретения чудотворную Казанскую икону Божией Матери. После смерти жены Ермолай принял монашеский сан. Стал первым Казанским митрополитом. Около 1594 года на месте обретения Казанской иконы был построен каменный храм, митрополит Гермоген составил «Повесть и чудеса Пречистыя Богородицы, честнаго и славнаго Ея явления образа, иже в Казани». По просьбе Гермогена патриарх Иов установил день поминовения всех под Казанью убиенных – в субботу после Покрова Пресвятой Богородицы.

Лжедмитрий Отрепьев, решив придать весомость и законность своей Боярской думе, ввёл в её состав Гермогена. Гермоген не отказался. Однако на заседании Думы он потребовал низложение незаконного Игнатия и православного крещения Марины Мнишек. Лжедмитрий приказал сослать митрополита Гермогена в Казань. Но приказ выполнить не успели – Лжедмитрий был убит.

3 июля 1606 года Собором русских иерархов Гермоген был поставлен в Москве патриархом вместо ослепшего первого патриарха Иова. Патриарх Гермоген благословил восстановить разрушенную поляками типографию. Были сделаны новые книгопечатные станки. Возобновилось книжное дело. Отпечатали Евангелие. Гермоген всю жизнь много работал в библиотеках. Книги, предназначенные для печати, всегда правил сам. Так же строго следил, чтобы не только в текстах, но и в ходе Богослужений не было ошибок.

После гибели Лжедмитрия Отрепьева Смута не прекратилась – появился Лжедмитрий 2, а затем и третий. Когда власть взял в руки Василий Шуйский, патриарх стал на его сторону. Он был непримиримым противником Семибоярщины. Когда Москву захватил Владислав Сигизмундович с польско-литовскими войсками, патриарх Гермоген, видя нескончаемые реки крови, решил всё же признать Владислава царём. Но с непременными условиями: православное крещение Владислава и немедленный вывод польско-литовских войск за пределы России. Поляки отказались. Тогда патриарх стал писать и рассылать по России воззвания к соотечественникам с призывом восстать против оккупантов. Гермоген благословил и первое, и второе Ополчения.

Москвичи восстали. Поляки подожгли город, а патриарха поляки и русские бояре-предатели заключили под стражу в Чудовом монастыре.

В Светлый понедельник 1611 года Ополчение подошло к стенам Москвы. Поляки объявили: либо ополчение отойдёт от Москвы, либо они немедленно казнят русского патриарха. Но патриарх укрепил благословением русское войско, а полякам сказал: « Что вы мне угрожаете? Боюсь одного Бога. Если вы все, литовские люди, пойдёте из Московского государства, я благословлю русское ополчение идти от Москвы. Если же останетесь здесь, я благословлю всех стоять против вас и помереть за Православную веру». В последнем своём призыве патриарх благословил всех русских людей на освободительную войну. К мятежникам он обратился с такими словами: «Обращаюсь к вам, бывшим православным христианам… Вы отпали от Бога, от правды и Апостольсокй церкви… Посмотрите, как Отечество расхищается и разоряется чужими… На кого вы поднимаете оружие?..» Патриарх благословил простить предателей, если последние покаются и исправятся… Поляки перестали приносить патриарху пищу. И 17 февраля 1612 года он скончался в тюрьме от голода.

Третий Патриарх Московский и всея Руси Филарет

Патриарх Филарет

Патриарх Филарет

Мирское имя Фёдор Никитич Романов. Родился приблизительно в 1554 году. Умер 1 октября 1633 года. Первый, кто стал из рода Захарьиных-Кошкиных-Романовых носить краткую фамилию — Романов. Племянник царицы Анастасии Захарьиной-Кошкиной-Романовой.
История жизни третьего патриарха, как и история Отечества того периода, полны неясностей, путаницы… В описании его биографии и в описании событий того времени в стране — отсутствуют восхищение, преклонение перед личностями, свойственные прошлой эпохе. Всё размыто и нет контрастов. Если патриарх Иов и Гермоген определялись чётко: славные сыны Отечества, положившие жизнь и душу за други своя, — то здесь герои становятся антигероями и снова возвращают себе имя героев… и опять его теряют… Такова была жизнь в те годы. Смута, разруха, отсутствие правды, всевозможные слухи, бесконечные «возрождения» «царевича» — реальность того времени… Горестная и неприглядная.
Имя патриарха тесно связано с именами Василия 4 Иоанновича Шуйского – русского царя 1606 — 1610 годов и именем Михаила Скопина – Шуйского.
Став на престоле, Борис Годунов отправил в ссылку Василия Шуйского. Последний представлял реальную угрозу, ибо был потомок Рюриковичей по линии смоленских князей, ответвление от линии Александра Невского. Потом из ссылки его вернули. Шуйский возглавил следственную комиссию по делу гибели царевича Димитрия. Совершенно чётко Шуйский сформулировал причину гибели отрока – несчастный случай по недосмотру. Положение Шуйского после этого при Годунове упрочилось.
Шуйский повёл войска против Лжедмитрия-Отрепьева. Но воевал странно… Иногда создавалось впечатление, что он даёт войскам самозванца собраться с силою и окрепнуть. Да и поляки его жаловали. Шуйского пригласил к себе в Думу Отрепьев. После гибели Годунова Василий Иванович возглавил заговор против Отрепьева и после убийства самозванца (17 мая) провозглашён царём (19 мая). Именно в годы его царствования было официально объявлено, что царевич был убит и это дело рук Годунова. Совершенная противоположность тому, что говаривал Шуйский раньше!
При Годунове попал в опалу и боярин Фёдор Романов. Годунов его тоже опасался, как претендента на престол: ведь всё же – родственник царицы Анастасии. Опала была настолько сильной, что его и жену постригли в монахи насильно с именами Филарет и Марфа. Меж тем, Фёдор Никитич всеми характеризовался, как человек светский, обаятельный. И он совсем не мечтал о церковной карьере. У него было шестеро детей. Четверо умерли во младенчестве. Остались живы лишь сын Михаил и дочь Татьяна.
В 1606 году Филарет участвовал в прославлении царевича Димитрия. Естественно, участь царевича вызывает лишь скорбное сочувствие. Какова бы ни была правда, но ребёнок невинно страдал с рождения. Не его вина – седьмой брак отца. Не заслужил младенец и ссылки…
Филарет возглавил оппозицию Василию Шуйскому. Объявился новый самозванец – Лжедмитрий 2, основавшийся под Москвою в Тушине: отсюда его прозвище тушинский вор. Опасаясь самозванца, Шуйский заключил союз со шведами. Но Россия – лакомый кусок. Обещая помогать, шведы стали лишь ещё одними интервентами. Москва восстала против Шуйского и свергла его. Шуйского постригли в монахи, при этом он отказался произносить лично монашеские обеты. Москвичи выдали его полякам – гетману Жолковскому. Поляки силою заставили его и двух братьев Василия принести присягу польскому королю. Василий и его брат Димитрий скончались под Варшавой в заключении. В 1635 году царь Михаил Романов обратился с просьбой к польскому королю – выдать прах Василия Шуйского. Ибо Василий был царём всея Руси, пусть и недолго. И должен быть похоронен по-царски. Просьба была удовлетворена. Василий Шуйский был перезахоронен в соборе Кремля в Москве.
До свержения Шуйского Филарет пребывал в лагере тушинцев. Он был освобождён лишь в 1610 году и после этого принял участие в свержении Шуйского. Но что он делал в лагере – неизвестно. Одни утверждали, что Филарет был пленником. Другие утверждали прямо противоположное: Филарет желал свержения Шуйского и потому был на стороне мятежников.
Тем временем появился новый герой – молодой Михаил Скопин-Шуйский. Ему было всего 24 года. Но он прославил себя, как полководец. Правда, он вначале был тоже на стороне Отрепьева. Но затем стал воевать против поляков и литвы. Именно он отогнал Сапегу от стен Троице-Сергиевой Лавры. Именно он разбил Лжедмитрия 2 – тушинского вора. Москва восторженно встречала героя. Но 3 мая 1610 года молодого полководца не стало. Недели за две до этого он был приглашён на пир. После выпитой чары вина ему стало вдруг плохо. И за полторы-две недели пышущий до этого здоровьем молодой человек скончался. По Москве пошли слухи, что его отравили бояре, боясь, что он займёт русский престол. Как видим, о России мало кто думал. Всех беспокоила лишь власть, захваченная любой ценою. Казалось бы, в интересах всего русского народа уберечь столь талантливого молодого человека… Но нет: интерес у бояр был один – простой народ потребует поставить Михаила Скопина-Шуйского царём. Это неизбежно. Чтобы сего не случилось – отравим. А поляки – ну, что же… поляков и литовцев переживём. Всё одно – от них больше достаётся крестьянам, а не боярам в Кремле.
Летом 1610 года сформировалось правительство из 7 бояр – семибоярщина. Они подписали договор с королём Сигизмундом 3, открыто объявившем войну России. Тайно, ночью бояре пустили Сигизмунда в Кремль. И сдали Москву окончательно. На престол должен быть поставлен сын Сигизмунда Владислав.
Филарет поддержал, как и патриарх Гермоген, воцарение Владислава. Правда, современники говорили, что патриарх Гермоген согласился на это от отчаяния: кровопролитию нет конца, никакого выхода не видно. А Филарет открыто поддерживал семибоярщину, против которой Гермоген восстал. Однако и Филарет объявил полякам такое же требование, как и патриарх Гермоген: Владислав должен принять православие. За это поляки арестовали Филарета и захватили в плен. Положение Филарета усугубилось тем, что поляки потребовали от него написать письмо жителям Смоленска — уговорить их сдаться. На это Филарет ответил категорическим отказом. В плену он пробыл приблизительно 9 лет. Однако, уже в 1612 году, после смерти патриарха Гермогена, находясь в плену, Филарет получает странный титул – «нареченный патриарх». И даже годы правления Филарета, как патриарха, указываются иной раз с 1612 года, а иной раз с 1619 года.
В 1613 году на царство избран Михаил Фёдорович Романов. Он и предложил в патриархи отца. Лишь 1 июня 1619 года Филарет был освобождён и встречен 14 июня сыном в Москве. А 24 июня Феофан 2, Иерусалимский патриарх, совершил его интронизацию по чину поставления первого патриарха.
Немало удивления вызывали подписи патриарха на государственных бумагах: «Великий государь, Святейший патриарх Филарет Никитич». Современники возмущались: никто из духовных лиц не добавлял отчество к монашескому имени.
Но нельзя сказать, что от Филарета Никитича не было ничего доброго. Русь вся порушена, изранена, поднимать её было сложно. Патриарх Филарет вынес из плена самое главное: уния недопустима! Не сохраним православие – погибнем, как и другие православные столицы. Отступление от православия – это гибель. И хотя он сам, по свидетельству современников, не очень был силён в богословии, поскольку никогда не собирался быть монахом, всё же за православие стоял крепко. Открывал по России школы – за время Смуты страна погрязла в невежестве, неграмотности. И вообще занимался всеми политическими и экономическими делами в России, порою «замещая» царя – своего сына.
И всё же того духовного стержня, который отличал Россию и её насельников, больше не было. Годы «перетаскивания одеяла» на свой конец каждым боярином непоправимо исказили тот нравственный облик русичей, который скрупулёзно воспитывался в народе русскими князьями – Иваном Калитой, Александром Невским, Дмитрием Донским, Даниилом Московским…

 

Четвертый Патриарх Московский и всея Руси Иосаф 1

Патриарх Иосаф 1

Патриарх Иосаф 1

Четвёртый патриарх Руси. Перед смертью Филарет выбрал себе приемника и объявил свою волю сыну – избрать патриархом архиепископа псковского Иоасафа 1, потому что он к царю будет «недерзновенен». Филарет Никитич понимал, что стерпеть ещё одного начальника над собою сын не захочет. И это действительно было так. Михаил Романов собрался править сам. Выборы прошли формально. 31 января 1634 года царю принесли открытые записки трёх «претендентов». Для видимости. Царь выбрал Иосафа 1.
Патриарху Иосафу 1 было, скорее всего, и не до государственных дел. Управиться бы со своими церковными… Даже если бы он имел другой характер – вряд ли у него хватило сил и времени на проблемы государственные: столь велики были нестроения церковные, духовные.
Иосаф стал монахом на Соловках. Монашескую жизнь он любил. Церковное дело знал хорошо. Несмотря на свой добрый и смиренный характер, он начал своё правление с очень жёсткого наказания для архиепископа суздальского Иосифа Курцевича, который дурно прославился открытым грабежом своей паствы. Патриарх дал понять всем: духовный, моральный облик служителя церкви должен соответствовать облику христианина, а не разбойника с большой дороги. К сожалению, история очень мало содержит сведений о Иосафе 1. Может быть, из-за личной скромности патриарха, а может от того, что власть патриаршая теперь не была на Руси в почёте: нового патриарха больше не величали «великим государем», на государственных бумагах – и не только светских, но даже и на церковных грамотах – стояла только подпись Михаила Романова. Можно лишь представить, как было трудно нести человеку в то время бремя власти патриаршей. Исторические летописи писали, что повсюду царили – соблазн, мятеж, нарушения веры и благочестия… Священство было презираемо, миряне в храмах не молятся, а лишь смеются да разговаривают…Патриарх Иосаф написал «Память» и велел разослать её по всем церквям. Там были чёткие указания и для священства, и для клира, и для мирян… Как вести службу, как вести себя на службе, каковы требования к моральному облику христианина. Написана была патриархом и «Лествица властям». Архиереи только и заняты спорами: кто главнее, где кому сидеть или стоять на патриарших служениях, на приёмах у царя и патриарха… Чтобы прекратить эти пустые раздоры, и была написана «Лествица».
Печатались новые книги, расписывалась служба — чтобы не было нарушений в её ходе; вновь был отпечатан чин на Новолетие 1 (14) сентября… Даже по коротким сведениям, сохранившимся в истории, видно сколь много сил приложил патриарх Иосаф 1 для восстановления духовности на Руси.
Скончался 28 ноября 1640 года.

Пятый Патриарх Московский и всея Руси Иосиф

Патриарх Иосиф

Патриарх Иосиф

Родом из города Владимира на Клязьме. Архимандрит московского Симонова монастыря. Был избран на патриарший престол закрытым жребием 20 марта 1642 года. Интронизация состоялась 27 марта.
Продолжил дело Иоасафа 1. Им был издан «Окружной наказ». Наказ вышел перед Великим постом. Предписывалось и духовенству, и мирянам пост и постовые службы соблюдать достойно, во всей строгости. Тех, кто ходит по церкви во время службы или на блюда собирает – «смирять большим смирением».
Одно из достойных духовных требовании введено Иосифом на государственном уровне: к вечерней службе в субботу и накануне праздников – закрывать торговые ряды и лавки, бани, рынки, прекращать всякую работу и идти всем православным христианам в храм на молитву. Разрешалась лишь продажа корма для скота, чтобы животные, меньшие братья, не страдали. Открывались торговля и бани лишь на следующий воскресный или праздничный день и не ранее 16 часов вечера.
Издавалась литература, направленная против протестантских течений и веры латинской. Патриархом был составлен «Монастырский приказ», по которому духовенство подлежало мирскому суду по гражданским и уголовным делам. Именно Иосиф начал перенесение мощей убиенного митрополита-мученика Филиппа, погибшего в тюрьме от рук Скуратова-Бельского. Прибытия мощей Иосиф, к сожалению, не дождался, ибо скончался прежде. Мощи принял патриарх Никон.
Было и ещё одно, казалось бы, доброе дело… Но именно оно принесло в Россию новую беду и духовную смуту. Это книгопечатание. Книгопечатание было поставлено на такую широкую ногу, издавалось столько книг, что ни один патриарх из предшественников не мог в этом сравниться с Иосифом. Однако в книги попало, во-первых, много ошибок из-за недостаточно грамотных правщиков. Как помним, патриархи Иов и Гермоген лично правили книги, предназначенные для печати. Конечно, один человек не может сам проверить огромное число книг. Потому издавалось книг не так много. Здесь же количество печатной продукции было огромным. А вот качество… оставляло желать лучшего: одному человеку не под силу проконтролировать все многочисленные издания самому. Во-вторых, была и другая беда. У царя Алексея и патриарха появилась идея сравнить русские обряды с православными восточными. Для этого отправили на Восток Арсения Суханова. (Правда, патриарх Иосиф его не дождался. Уже после кончины патриарха Суханов вернулся и привёз на Русь более 700 греческих книг). Стали публиковаться статьи о поместных обычаях других православных церквей. Так например, в предисловии к одному изданию Псалтири объяснялось учение о двуперстном и троеперстном крестном знамении. Возникло сразу несколько течений внутри русской Православной Церкви. Одно – явные сторонники унификации всех православных обрядов: необходима подгонка своих обрядов под православное большинство – под современный Восток. Другие были категорически против нововведений. Третьи требовали изменения, но очень строгого – все исправления производить в соответствии с греческими подлинниками. При этом бывало, что «старина» отстаивалась против всякой логики, против исконных правил богослужения. Так например, в русской церкви укоренилось порочное многогласие, которое защитники старины совершенно не по разуму отстаивали. Особенно упорствовал во многогласии Иосиф. Пришлось собирать Собор, чтобы многоголосие запретить соборно. Патриарх смиренно подчинился большинству. Но то, что он отстаивал этот порочный обычай, бросило на него немалую тень и вызвало нарекания среди духовенства. В чём была суть многогласия? В том, что в церкви несколько чтецов и священников служили одновременно разные части службы за ради сокращения времени служб. Не надо быть опытным богословом, чтобы понять, что такая «старина» ничего, кроме вреда, церкви принести не может и не способствует благоговейному отношению к службе. Не только миряне, но и сами священники, служившие службу, плохо понимали, что они служат и для чего. При этом, конечно, можно долго и бесполезно бороться против разговоров и хождения по храму. Люди просто не понимали, какой момент службы идёт, а слышали только сплошной гул от чтения и пения, раздающегося из разных углов храма. Стоять благоговейно при такой службе никто не будет, молиться – тоже. Другая «старина» — хомовное пение, когда по закону открытого слога между согласными произвольно вставлялась гласная. Для примера: слово «двор». Две согласные не должны стоять радом. Каждый слог надо пропеть. Потому ставим между Д и В любую гласную. Порою было невозможно понять, какую молитву поёт хор. Против подобной «старины» воевали многие. Умер патриарх во всех этих спорах, горько осознавая своё меньшинство. Скончался он 15 апреля 1652 года.
Его кончина положила на память о его патриаршестве тёмное пятно. Ещё при жизни многие упрекали патриарха в грехе корыстолюбия. После смерти обнаружилось две его казны. Личная, где сберегалось почти 13 с половиной тысяч рублей и патриаршая (суть тоже личная) – в ней насчитывалось 15 тысяч рублей. А это сумма немалая по тем временам. Царь приказал раздать деньги покойного — монастырям и людям.

 

Шестой Патриарх Московский и всея Руси Никон

Патриарх Никон

Патриарх Никон

Патриарх Никон — личность настолько яркая и неординарная, что его деятельности была посвящена на страницах журнала «Уроки веры» большая статья — в № 6 за 2012 год. В августе 2012 года наша Успенская церковь праздновала своё 120-летие. Церковь была до 1919 года единоверческой. Это и побудило нас постараться, насколько нам возможно, разобраться в трагических событиях Раскола и образовании Единоверческих церквей. Однако и без всяких побочных причин личность патриарха Никона заслуживает большого внимания. О нём невозможно говорить бегло, ограничиваясь маленькой статьёй. Потому, если читателям интересен труд коллектива авторов нашего журнала, о деятельности патриарха Никона можно прочитать в вышеуказанном номере. Номер журнала выставлен в интернете, его легко найти.
Важное дополнение: перед смертью Никона царь Алексей Михайлович попросил прощения у патриарха. Это говорит о многом. .. Патриарх Никон именовался Патриархом Великия и Малыя, и Белыя Руси – при нём произошло присоединение церквей Украинской и Белорусской к Москве. Современники помнили Никона, как человека, умеющего работать и головой, и руками: знал греческий, неплохо знал медицину, сам писал иконы, был умелым зодчим, сам изготавливал изразцы… Но именно при нём произошла НАЦИОНАЛЬНАЯ ТРАГЕДИЯ РУССКОГО НАРОДА И РУССКОГО ГОСУДАРСТВА.
Годы Раскола – одни из самых скорбных в нашей родной истории. Остаётся лишь повторить печальные слова Л.Тихомирова: « Мы, русские… чтя одних и тех же святых, одну и ту же Апостольскую церковь – считаем друг друга погибшими, отлучёнными, преданными анафеме или антихристу.»
Для чего мы печатаем материалы по истории церкви? Ни в коем случае не для того, чтобы «перемыть кости». Рассуждать о прошлом всегда легко. Дескать, и чего не поступили вот эдак? Но «не судите – не судимы будете»: наблюдая со стороны можно увидеть то, чего вблизи не видно. Жить в своём историческом времени и поступать правильно много труднее, нежели глядеть в прошлое и комментировать ошибки. Но и разбираться в ошибках надо. В противном случае мы и сами будем совершать поступки неверные, наступая на те грабли, о кои уже спотыкались наши предки. Есть, может не очень приятная, но истинная народная мудрость: умный учится на чужих ошибках, а глупец на своих. В нашей истории предостаточно как ошибок, так и эпизодов, кои, напротив, достойны уважения и памяти потомков. Наши история, к сожалению, знает немало предателей, но знает и много героев. Имена героев мы должны помнить, чтобы сверять по ним свою жизнь и свой духовный уровень. А вот имена предателей и суть совершённых ошибок тоже необходимо помнить: чтобы не повторять подобное в своей жизни. Дай нам Бог, не осуждая, сделать верные выводы и исправить нашу нынешнюю жизнь.

 

После Раскола жизнь русского народа превратилась в трагедию. Трагична была и судьба патриархов, ибо никто из русских властей – ни светских, ни церковных — не пожелали преодолеть возникшие, казалось бы, на пустом месте разногласия по-христиански. Не пожелали или просто не смогли, не сумели покрыть беду любовью и мудростью – покрыли злобой. Положение оказалось таково, что теперь каждый начальствующий человек должен был решать проблемы с помощью жестоких репрессий, с позиции силы – и только.
Большой Московский Собор 1666 – 1667 годов принял парадоксальные решения. С одной стороны – Собор осудил и низложил патриарха Никона – начальника и сторонника реформ. Казалось бы, осуждён реформатор – должны быть оправданы все защитники старой веры. Так было бы логично. Ан нет! Собор так же предал анафеме и старообрядцев … То есть, по решению Собора пострадали, были осуждены и устранены обе воюющие стороны! Следовательно, была третья сила, которая преследовала свои цели. А две ранее противостоявшие силы, истощившие себя в спорах, борениях, а то и преступлениях, теперь должны быть устранены. И каждый из последующих патриархов, под воздействием этой силы, хочет или не хочет, должен был вести борьбу с Расколом. Это совершенно подтачивало и силы Церкви, и силы народа.

 

Седьмой Патриарх Московский и всея Руси Иосаф 2

 

Седьмым патриархом, после патриарха Никона, стал архимандрит Троице-Сергиевой Лавры Иосаф 2. Чем было знаменательно его правление? Что доброго произошло в Русской церкви? (Борьбу с Расколом оставим в стороне). Доброго тоже было много. Патриарх Иосаф 2 наладил миссионерское служение. Непросвещённые окраины России – а их теперь было много – обращались к свету веры Христовой. Даже близ Китая был построен Спасский монастырь. Патриарх требовал от всех священников непременной проповеди на службах. Проповедничество на Руси к тому времени угасло. Управлять страной в духовном отношении и нести благодать веры Христовой было тяжело: материальное положение народа всё более ухудшалось. Хоть и прозвали Алексея Михайловича Тишайшим, но тихого в стране было мало. Закабаление крестьян всё более усиливалось, как следствие – государство лишалось своего оплота: народной поддержки. Богатым боярам нужно было объяснить своё собственное богатство и нищету крестьян «божьим решением». Из крестьян находились те, кто не шибко в это верили..

 

Восьмой Патриарх Московский и всея Руси Питирим

О следующем, восьмом патриархе, ещё меньше сведений.. О нём сказано, что патриарх Питирим был избран на патриарший престол в очень преклонных летах, сильно болел. Его патриаршее служение было недолгим – всего десять месяцев (1672 -1673). И ничем особенным не запомнилось.
Может быть и так.. Но в косвенных источниках мы нашли много такого, отчего становилось просто жутко. Может, действительно видел преклонный старец спасение Руси в лютой казни сестёр Соковниных… Бояре не рискнули выполнить его просьбу: Питирим «просил Фёодоры на сожжение…» Ему отказали. И не только бояре, но и сам царь Алексей Михайлович. Не из сердоболия, увы, а из политических соображений. «На миру и смерть красна», — жёстко ответил царь. Прославления, как мучениц, сестёр Соковниних царь боялся. Хотя все же инокиня Иустина была предана страшной казни — на сожжение. И с родом Соковниных расправились всё равно…
Нельзя читать без слёз повесть о кончине сестёр Соковниных. И невольно думаешь: вот за что надо приносить покаяние, а не продолжать спорить о том, кто безгрешен и кто был прав во время раскола нашей Церкви. Грехов хватает и на той, и на другой стороне…
Сёстры Соковнины – это известные (к сожалению, всё больше лишь по картине Сурикова, а не по сердечному стремлению к истории) Феодосия Прокопьевна Морозова и Евдокия Прокопьевна Урусова. А так же с ними приняла мученическую кончину их близкая подруга Мария Данилова.
Морозовы – богатейший род в России. Богаче Феодосии был только царь Романов. И то, как многие говорили, — спорно. Феодосию Морозову обычно представляют исключительно фанатичкой. Меж тем, эта женщина жила и нежилась в своих богатейших садах с павлинами. Беззаветно любила сына Ванечку. Была очень красива. Говорили о ней, что она – «жена веселообразна». А когда она приняла мученическую кончину, ей по одним источникам, не было и 40, а по другим – 43 года.
Она открыто принимала у себя всех гонимых за старую веру. Сложно сказать: только ли приверженность к старым обрядам двигала ею или изначально её чувства были глубже – она спасала гонимых. Много позднее русская история будет знать ещё одного такого «чудака» — Мичурина. Знаменитый селекционер во время революции спасал «красных», когда побеждали «белые», и спасал «белых», когда побеждали «красные». Когда его спрашивали, отчего он так «аполитично» поступает, он ответ давал таков: все мы – русские, а помогать надо тому, кому помощь в данный момент нужнее. Так или иначе, но когда при аресте и допросе боярыню спросили, как она крестится, она бесстрашно перекрестилась двуперстно.
Царь терпел «выходки» Морозовой. Ибо боярыня была близка ко двору. Но когда умерла жена царя Мария Милославская и царь пригласил Морозову на свою свадьбу с Натальей Нарышкиной (будущей матерью Петра 1), боярыня отказала. По одним версиям – к этому времени Феодосия приняла постриг и не могла быть на свадьбе. По другим – боярыня была в гневе на царя и принципиально не поехала на торжество. Это стало последней каплей. Скорее всего, что причиною ареста явилась не одна лишь приверженность Морозовой к старой вере, но велико было желание власти расправиться с неугодными и смеющими иметь своё мнение.
Сестра царя Ирина пыталась остановить репрессии: «Почто, брате, не в лепоту твориши и вдову бедную помыкаеши с места не место? Нехорошо, брате!» В ответ, как говорит летописец, царь «зарыча гневом великим…» И посадил боярыню Морозов и её сестру, княгиню Евдокию Урусову в острог в Боровске. Боярыню и княгиню Урусову пытали на дыбе. В тюрьме Морозова узнала, что скончался её 10-летний (иногда указывают 12 лет) сын Ванечка, Иван Глебович. Мать так горько рыдала, что даже стражники плакали, видя её безутешное горе. А богатейшая казна рода Морозовых стала теперь частью царской казны. У Евдокии Урусовой горя было не меньше. Она оказалась разлучена со своими детьми: два сына и две дочери… «Светы мои любезные» — так называет она детей в письмах, полных страдания. Муж её, князь Урусов, сразу позабыл о жене, умудрился развестись и даже успел жениться на другой, что было в те времена, при живой жене, — делом из ряда вон выходящим. А одна из дочерей княгини скончалась…
Из боровской тюрьмы сёстры, а с ними и Мария Данилова, были переведены в земляную яму. Это была страшная тюрьма. Под страхом смертной казни конвоирам запретили подавать заключённым узницам пищу. В глубокой яме были вечная сырость, грязь, вши, зловоние и холод.
Первой скончалась Евдокия. Попросила прочитать сестру отходной канон над нею. Мученица над мученицей отпевала канон. 11 сентября 1675 года, в правление патриарха Иоакима, Евдокия преставилась. Её не предавали погребению пять дней. Поначалу хотели похоронить в лесу. Но царь и правительство забеспокоились: « Раскольники обретше, имут взяти с вселикою честию, яко святых мучениц мощи… и будет последняя беда горше первыя…» Если боялись, что в народе будут почитать, как святую – имели, значит, основания так думать.
Ослабев от голода, инокиня Феодора, она же боярыня Феодосия, стала просить стражника: «Зело изнемогох от глада и алчу ясти, помилуй мя, даждь ми калачика», — с детской искренностию просит она. Но стражник отвечает: «Ни, госпожа, боюся!» Феодосия все ж слёзно молит дать ей хоть хлебца, иль «мало сухариков», яблочко, огурчик… Ничего не получила. И тогда обратилась к стражнику с последней просьбой: «Неподобно телу сему в нечисте одежде возлещи в недрах матери своея земли»… постирать попросила в речке сорочку, которую много месяцев носила в яме бессменно. Стражник сжалился, исполнил: «полотно мыяше водою, лице же свое омываяше слезами»… Умерла Феодосия Прокопьевна в ночь с 1 на 2 ноября 1675 года. 1 декабря того же года, позже всех, скончалась Мария Данилова. А брат сестёр Соковниных Алексей Прокопьевич окончил свои дни на плахе в 1697 году. Как видим, репрессии ещё продолжались долго… Народ относился к расколу – «лице же свое омываше слезами»… А всё начиналось, с казалось бы доброго намерения, исправить ошибки в книгах и службе…И будущие политические противники тогда были в одном кружке — «Ревнители благочестия».

Девятый Патриарх Московский и всея Руси Иоаким

После Питирима девятым патриархом, предпоследним, стал Иоаким. Его правление отличилось жесточайшими казнями старообрядцев – сожжения заживо, урезание перстов и языков, чтобы не могли креститься и молиться по-старому… Кто знает, может, вдовствовала наша церковь 200 лет от того, что пользовались некоторые патриархи властью своею неправедно?
В миру – Иван Петрович Савёлов. Из рода можайских дворян. Принял монашество в Киево-Печерском монастыре. Верный сподвижник Петра 1. Во время противоборства Петра и царевны Софьи стал открыто на сторону Петра.
Кроме лютых гонений на старообрядцев его правление отличилось и совершенно постыдной деканонизацией русской святой. Русская святая была посмертно осуждена за «старообрядчество» и посмертно же предана анафеме. Неизвестно, как воспринимал патриарх то, что Сергий Радонежский, Александр Невский, Дмитрий Донской, Андрей Рублёв крестились так же, как и анафематствованная им святая – Анна Кашинская…
Анна Дмитиевна Кашинская в ноябре 1299 вышла замуж за тверского князя Михаила Ярославовича. 22 ноября 1318 года Узбек-хан казнил князя Михаила в Орде. Супруг Анны канонизирован русской церковью. Затем Орда унесла жизнь её сыновей – Димитрия Грозные Очи и Александра Михайловича и внука Фёдора Александровича. Анна потеряла почти всех своих родственников – кого казнили в Орде, кого убили свои же родственники в усобицах. Эта женщина нашла силы не озлобиться на судьбу и несла в мир добро своей души, как Иов многострадальный, без ропота. Приняла постриг с именем Софья, а затем схиму с именем Анна. От её мощей происходили множественные исцеления.
Дата её канонизации неточна. Указан год 1649, при патриархе Никоне русский поместный Собор причислил Анну Кашинскую к лику святых. Никон стал патриархом в 1652 году. Потому либо имя Никона здесь приписано, как имя «врага», творившего, естественно, «вражьи происки», либо Никону была поручена канонизация Анны патриархом Иосифом, как это обычно бывает.
В торжествах канонизации участвовал лично Алексей Михайлович Романов с семьёй. Царица с царевнами вышили дивный покров на мощи святой. На следующий год сам же царь Алексей участвовал в перенесении мощей святой Анны из Успенского собора в кафедральный собор Кашина – Воскресенский.
За что же святая была анафематствована?. Мощи её лежали в открытой раке. И каждый мог к ним приложиться. Верующие лобызали десницу…которая, естественно, была сложена двуперстно. И иначе – не могло быть. На этом основании патриарх Иоаким и решил, что женщина, так крестящаяся, святой быть не может. Он послал в Кашино следственную комиссию, которая, конечно же, посчитала Анну Кашинскую несвятой. Мощи вынесли из собора, зарыли и сравняли могилу с землёй. А в Москве был собран за ради этого даже Малый Собор – в 1677 году. Чтобы подтвердить правильность действий комиссии… Житие Анны Собор подвёл под анафему.
Народу всё это было не указ. К месту захоронения святой люди шли по-прежнему и по-прежнему молили об исцелениях и помощи. Шли ежегодно крестными ходами к месту прощания супругов – Анны и Михаила. Анна и Михаил, как и Пётр и Февронья, ещё одна святая супружеская пара, покровительствующая браку.
В 1908 году последний царь из рода Романовых Николай 2 Александрович благословил повторно провести канонизацию святой и аннулировать несправедливое анафематствование. 25 июля (указано по нов. ст.) 1909 года в Кашине состоялись большие торжества, на которых была великая княгиня Елизавета Фёдоровна Романова.
Умирая, патриарх Иоаким завещал Петру не сделать в России новой беды… Патриарх просил не назначать на главные посты иноверцев, не строить в России неправославные молитвенные сооружения, а то, что уже построено – непременно снести. Пётр ни мало не последовал сему совету, проигнорировал завещание патриарха. А чтобы поменьше ему указывали, потом и вовсе патриаршество запретил.
Несомненно одно: если бы светская власть побольше испрашивала у Церкви благословения, а церковная власть имела мужество не бояться смерти и, как митрополит Филипп, как святые патриархи-мученики Иов и Гермоген, сказать власти твёрдо: Что ты меня пугаешь? Одного Бога боюсь! Благословляют лишь добрых на доброе! — и государство, и Русская Церковь имели бы меньше потерь и бед, меньше страдал народ. Робость властей предержащих, власть имущих (тем паче в сфере духовной) — омывается всегда людскими слезами.

Десятый Патриарх Московский и всея Руси Адриан

Десятый патриарх Адриан. В миру Андрей. Родился в октябре 1637 года. Преставился в октябре 1700. Патриарх с 1690 года августа месяца.
Сведения о нём – самые противоречивые. Одни авторы его представляют, как смелого борца против реформ Петра 1. Другие утверждают, что как раз смелостью он не обладал, поддакивал царю, хотя и противился всем его новшествам.
Достоверно одно… Адриан был противником Петра 1. Из многих его высказываний, оставшихся в истории в письменной форме, видно, что с царём патриарх разговаривал весьма резко. Но, видимо, силы у светской и церковной властей были неравны. И надеяться на то, что Адриан сможет победить властность Петра, было совершенно невозможно. Известно и то, что Пётр 1, решил упразднить патриаршество на Руси, опасаясь, что объявится второй такой непокорный Адриан.
Каким бы ни был характер патриарха, кротким и молчаливым или же непокорным и бесстрашным – всё же патриаршество жило, пока был жив Адриан. С кончиной его Русская Православная Церковь овдовела, а политический строй в России изменился на абсолютную монархию, т.е. на абсолютно светскую власть.
Такова история патриаршества на Руси. Она полна грустных страниц. Вначале русских патриархов старались уничтожить враги. Потом это же пытались сделать соотечественники. Кроме того, на плечи патриархов ложилось бремя Раскола. Раскол был во многом спровоцирован и подогрет властью светской. А расхлебать всё, что заварено, должны были патриархи, власть церковная, и русский народ. Дальнейший Синодальный период неуклонно вёл общее положение внутри Церкви к упадку. Иначе и быть не могло. Поражу пастыря – рассеются овцы… Согревалась вера Православная молитвами святых – не зря их называют светильниками народа. Сии светильники поддерживали жизнь духовную в своих соотечественниках и были предстателями за многострадальное Отечество на небесах.

Читателей — (743)

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *